Перейти к основному содержанию

Саммит азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества – 2015 в Маниле*

25.11.2015 | комментарий | Экономика | 1,579 Еркин Байдаров

Одним из крупнейших мировых событий ноября 2015 года стал Саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Маниле (Филлипины, 17-19 ноября 2015 г.), собравший лидеров более 20 государств Азиатско-тихоокеанского региона (АТР). Саммит АТЭС в Филиппинах проходил через несколько дней после встречи в Анталье (Турция) «двадцатки» крупнейших экономик мира.

Если главной темой юбилейного 25–го Саммита АТЭС-2014 в Пекине стало «Совместное создание Азиатско-тихоокеанских партнерских отношений, ориентированных на будущее», то нынешняя встреча лидеров участвующих экономик (именно такой термин принят в АТЭС, а не страны-участники – Е.Б.) в Маниле проходила под девизом: «К совершенствованию мира через инклюзивное развитие». Помимо этого, главными обсуждаемыми темами на Саммите стали проблемы укрепления энергетической и продовольственной безопасности, а также борьбы с терроризмом и повышением готовности к чрезвычайным ситуациям.

Началу саммита АТЭС предшествовал громкий аккомпанемент демонстраций протеста антиглобалистов, направленный прежде всего против США и проводимой ею политики. Так, в частности, в руках протестующих были плакаты с надписями: «Обаме не рады» и «Нет американской либерализации».

Как отметили участники Саммита, данный форум лидеров участвующих экономик проходит в обстановке, когда глобальный экономический рост происходит неравномерно, а показатели роста продолжают оставаться ниже ожидаемых. Хотя экономики АТР продолжают сохранять высокую сопротивляемость этим явлениям, ускорение темпов роста сейчас представляет для них вызов, что нашло свое отражение в итоговой декларации саммита. Выход из ситуации лидерами стран АТР видится в структурных реформах экономики, стимуляции внутреннего потребления в своих странах, развитии сферы услуг и торговли услугами, стимуляции и либерализации инвестиций, реализации крупных инфраструктурных проектов, развитии науки, технологий и инноваций, все это – в сопряжении с постоянным ростом региональной взаимосвязанности.

Диалог лидеров экономик стран региона главным образом концентрировался на «инклюзивном развитии» всех отраслей национальных экономик и «инклюзивности» регионального экономического развития. В Итоговой Декларации «инклюзивность» была определена как вовлечение в процесс ускорения экономического роста и, соответственно, в процесс пользования плодами такого ускорения, всех составляющих национальных экономик и региональной экономики, и всех категорий граждан и юридических лиц, включая «женщин, молодежь, инвалидов, коренные народности, малые и средние предприятия и индивидуальных предпринимателей».
Лидеры экономик АТЭС также подтвердили свою приверженность развитию свободной торговли в многостороннем формате под эгидой Всемирной Торговой Организации (ВТО) и поддержанию в странах и регионе открытой, регулируемой общими правилами и предсказуемой среды для ведения торговли.

Несмотря на то, что вопросы борьбы с терроризмом не входили в повестку Саммита, но, тем не менее, активно обсуждались во время двухсторонних встреч на полях форума и между заседаниями. В частности, представлявший Россию на форуме АТЭС Премьер-министр Дмитрий Медведев, назвал «незрелыми и несолидными» рассуждения западных партнеров о действиях России в Сирии, выразив надежду о создании широкой антитеррористической коалиции по борьбе с международным терроризмом.

В Итоговой Декларации призыв лидеров участвующих экономик АТЭС к усилению международного сотрудничества и солидарности в борьбе с терроризмом во всех его проявлениях и формах оказалось во втором абзаце, сразу после традиционной формулы приверженности стран АТР к созданию стабильного, интегрированного и процветающего регионального сообщества. «В связи с недавними террористическими актами в Париже и Бейруте и теракта против российского самолета над Синаем мы решительно осуждаем все действия, методы и практику терроризма во всех его формах и проявлениях. Мы не позволим терроризму угрожать нашим базовым ценностям, на которые опираются наши свободные и открытые экономические системы», - говорится в документе.

Одним из главных обсуждаемых вопросов на саммите в Маниле стал вопрос соглашение о Транс-тихоокеанском партнерстве (ТТП) — инициированной США зоне свободной торговли в регионе. Следует отметить, что создание 5 октября 2015 года ТТП под эгидой США прошло без участия Китая и России. Соглашение о зоне свободной торговли кроме США также заключили Япония, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Мексика, Перу, Чили, Малайзия, Бруней, Сингапур и Вьетнам. Само соглашение о создании ТТП представляет собой 30-страничный документ, устанавливающий подробные стандарты ведения торговли, организации бизнеса, налоговой и инвестиционной политики. При этом многие страны АТЭС серьезно недовольны кулуарными действиями США по созданию нового торгового мегаблока.

Против планов создания ТТП еще год назад выступил Президент РФ В. Путин, который 6 ноября 2014 года в интервью китайским СМИ заявил: «Очевидно, что Транс-тихоокеанское партнерство – очередная попытка США построить выгодную для себя архитектуру регионального экономического сотрудничества».

Фактически, как отмечают эксперты, в регионе возникла новая реальность: раздел на американо-японский и российско-китайский экономические блоки, причем первый уже оформлен, а второй еще предстоит создать.
Еще до начала Саммита АТЭС в Маниле, 2 ноября 2015 г. госсекретарь США Джон Керри заявил, что Россия и Китай могут присоединиться к Транс-тихоокеанскому партнерству, если они согласны повышать стандарты и жить в соответствии с высокими стандартами, «защищая людей, сотрудничая открыто, прозрачно и ответственно».

Некоторые страны-члены АТЭС предлагали включить в повестку дня саммита и в его итоговый документ вопрос о взаимодействии этих двух структур, так как многие страны АТЭС также являются теперь и членами ТТП. Заметные исключения в этом смысле составляют Россия, Китай, Таиланд, Индонезия и еще несколько стран АТЭС. С российской точки зрения, ТТП — инструмент, вызывающий сомнения закрытостью режима переговоров и подписания соглашения. Некоторые международные эксперты называют его «антикитайским торговым пактом» и указывают, что он, прежде всего, направлен на сдерживание «экономической экспансии» Китая в регионе.
Однако в итоговый документ Саммита АТЭС вопрос о сотрудничестве двух структур включен не был. Если в первом варианте текста присутствовала формулировка «приветствия» создания ТТП, однако в окончательной редакции Декларации ТТП упоминается только один раз, как один из инструментов создания режима свободной торговли в АТР. «Мы отмечаем недавние подвижки в создании соглашений о свободной торговле в масштабах региона и прогресс на пути к Соглашению о свободной торговле в АТР, в том числе окончание переговоров о Транс-тихоокеанском партнерстве», — говорится в документе. Следует отметить, что на долю 21-ой страны АТЭС сегодня приходятся около 60% глобального ВВП, 48% оборота международной торговли, более 40% объёма всех прямых трансграничных инвестиций.

Много рассуждений вызвало отсутствие в Маниле президента РФ В. Путина. Многие эксперты даже заговорили о том, что существуют серьезные шероховатости в реализации провозглашенной после введения западных санкций политики разворота России на Восток. Выясняется, что разворачиваться практически не к кому, кроме Китая, да и эти надежды не вполне оправдываются. Пока больше общих деклараций и призывов.

В совместном заявлении по итогам московских переговоров Владимира Путина и Си Цзиньпина 8 мая 2015 года говорилось о сопряжении интеграционных проектов Евро-Азиатского экономического союза (ЕАЭС) и «Шелкового пути». Однако, что это на деле означает пока не совсем понятно. Даже сама концепция «Шелкового пути», самими китайцами не раскрыта до конца. Но то, что он будет носить скорее всего экспансионистский характер, в контексте усиления китайского влияния на государства центрально-азиатского региона, то это, бесспорно.

Несмотря на то, что Казахстан не входит в число стран-участниц АТЭС, объявленные в ходе его работы инициативы и принятые итоговые решения окажут непосредственное влияние и на нашу страну. При этом поднимаемые лидерами участвующих экономик, в том числе крупнейших партнеров Казахстана – КНР, РФ и США – вопросы регионального и глобального развития (необходимость активизации инфраструктурного строительства, в первую очередь, транспортных сообщений, улучшения условий ведения бизнеса и др.) фактически коррелируются с идеями и ориентирами, изложенными в Послании Президента РК Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «Нурлы жол - Путь в будущее». А с учетом строительства в тихоокеанском китайском порту Ляньюньган казахстанского логистического терминала и получения, таким образом, прямого выхода к транспортной инфраструктуре и рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона, итоговые решения саммита лидеров экономик АТЭС представляют практический интерес для Казахстана.

Следующий Саммит АТЭС состоится в 2016 году в Лиме (Перу), согласно принятой главами государств и правительств итогам форума АТЭС во Владивостоке в 2012 году.

*Публикован в январском номере журнала "Asya Avrupa" в 2016 г.

Мнение, высказанное в этом блоге личное мнение автора, не отражает официальную позицию института.

Теги: Экономика, Asia, АТЭС, Экономическое сотрудничество

Author

  • Старший исследователь

    Еркин Байдаров

    Байдаров Еркин Уланович (01.08.1968) выпускник исторического факультета Ташкентского Государственного Университета им. М. Улугбека (1995 г., ныне Национальный университет Узбекистана им. М. Улугбека).