Перейти к основному содержанию

О Демократической Партии Народов (ДПН) и Террористической Организации «Рабочая Партия Курдистана» (РПК) в Турции*

11.11.2016 | комментарий | Политика | 584 Невзат Шимшек

После ареста мэра города Диярбакыр Гюльтена Кишанака и его сопредседателя Фырата Анлы были задержаны 12 депутатов турецкого парламента от ДПН, в том числе и сопредседатели этой партии Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг по обвинению в "принадлежности к террористической организации и ее поддержке". ДПН охарактеризовала это событие как «попытку ликвидации, политическим линчеванием, осадой и давлением, приближением фашистского режима», в то время РПК ответила на этот арест организацией теракта 4 ноября в Диярбакыре, в результате которого погибли 8 мирных граждан. РПК также оказывала "сопротивление" от лица "Союза курдских общин" (СКО).

Борьба с терроризмом стала черной дырой создавшей напряженность в отношениях между Турцией и западными союзниками. Западные союзники, однажды критиковавщие Анкару закрывая глаза на ДАЕШ, теперь оставляют Турцию бороться с РПК и ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) в одиночестве. В этой статье мы попытаемся проанализировать борьбу Турции против терроризма через призму этого события в контексте РПК-СКО-ДПН и поделимся своими мыслями по этому вопросу. Для того, чтобы пролить свет на эти события, прежде всего мы попытаемся объяснить как появились РПК-СКО-ДПН.

Связи между РПК и ДПН должны быть разорваны

После создания Турецкой Республики, нельзя отрицать попытку стандартизации и секуляризации и тот факт, что курды испытывали некоторые проблемы в условиях этого периода. Марксистско-ленинская организация РПК, члены которого даже не владеют курдским языком, использует эти ошибки в качестве ссылки на вооруженную борьбу. В частности процесс «Демократической инициативы», который начался после выборов 2007 года стал историческим событием. В контексте этой инициативы и последующего процесса «Демократического решения курдской проблемы» было предпринято много мер, к примеру отмена чрезвычайного положения, закрытие Судов государственной безопасности, создание Комитета мудрецов, обеспечение делегации курдских политических партий возможностью прямых переговоров с Оджаланом, освобождение практически всех арестованных по делу СКО, признание прав на защиту на родном языке, узаконение использования курдского языка в качестве языка политической пропаганды, обнародование «Пакета мер по демократизации» в сентябре 2013 года, образование на курдском языке в частных школах, открытие в университетах отделений с курдским языком обучения, открытие в разное время пакетов демократизации различного содержания и самое главное, попытка создать новую конституцию. Селахатин Демирташ даже был кандидатом в президентской гонке в Турции. Никаких поводов оправдывающих насилие не существовало.

Однако, после событий гражданской войны в Сирии РПК-ДПН саботировали  процесс «Демократического решения курдской проблемы». В действительности, это был переломный момент. Сначала, ДПН заявила, что в случае наступления силовых служб Турции на кантон Кобани в Сирии, Турция выступит в роли захватчика. Но после того как кантон Кобани был захвачен ДАИШом, ДПН обвинила Турцию в бездействии и стала причиной восстания народа и братского кровопролития. Летом 2015 года все мосты, ведущие к миру, были сожжены. После политической нестабильности, возникшей в результате парламентских выборов 7 июня и успеха ДПН, в июле 2015 года, РПК снова начала террористическую деятельность. За все время процесса «Демократического решения курдской проблемы» запасы оружия РПК составили 80 тыс. единиц. Данные цифры в этом процессе явно показывает, что эта террористическая организация переговорам и миру предпочитает кровопролитие и насилие. С каждым днем ДПН, которая не различает терроризм и политику, становится все более маргинальной, а РПК – более агрессивной. РПК, перевернувшая вверх дном жизнь курдского народа посредством стратегии окопных/баррикадных боев,[1] осуществляемых при поддержке мэров-членов ДПН, потеряла практически все свои возможности, полученные в процессе «Демократического решения курдской проблемы».

На самом деле, курдские националисты считали гражданскую войну в Сирии «курдской весной» и установили политику соответствующим образом. Так называемые курдские районы Сирии, Ирака и Турции, воодушевленные поддержкой Соединенных Штатов, России и Ирана, на Ближнем Востоке ввели в действие максималистский план. Этот план заключается в интеграции так называемых курдских районов Сирии, Ирака и Турции.

РПК в теории хочет создать демократическую автономию, а на практике желает создать независимое государство. РПК планирует захватить кантоны Сирии преследуя подобную цель и по отношению к Турции и тем самым сформировать большую конфедерацию. Турция по праву не допустит изменения ее границ. Ни одна демократическая страна в мире не допустит этого. После попытки РПК объединить кантоны на юго-востоке и на севере Сирии в Турции была создана компромиссная среда по борьбе с терроризмом, ставшая новой политической плоскостью, которая объединяет Партию справедливости и развития, Партию националистического движения и Республиканскую народную партию. В связи с этой компромиссной средой у некоторых депутатов была отменена депутатская неприкосновенность. 20 мая 2016 года в ходе голосования в высшем законодательном органе страны были внесены изменения в конституцию. Законопроект о снятии неприкосновенности с депутатов турецкого парламента был поддержан большинством голосов депутатов парламента от Партии справедливости и развития, Партии националистического движения и Республиканской народной партии. Документы 138 депутатов были переданы в суд (1).

В демократических странах политические партии являются институтами, превращающих требования народа в политические требования. Очень важно, чтобы после получения большинства голосов народа политические партии не действовали как представители террористических организаций и не осуществляли двуликую политику. В этом контексте следует четко указать, что до тех пор пока ДПН и СПУ (Социалистическая партия угнетенных) [2] не призовут РПК и МЛКП (Марксистско-ленинская коммунистическая партия) прекратить военные действия, кровавый хаос будет продолжаться. Этот политический курс, как и в случае Испании, предлагает представителям ДПН только один вариант: разорвать связь с РПК и создать новую политическую партию.

Те, кто считает РПК партизанами сильно ошибаются

Бельгийский суд постановил, что деятельность РПК носит не террористический характер, а скорее характер «вооруженной борьбы». Такое определение означает, что бойцы РПК не являются террористами, а считаются партизанами. Однако партизаном называется тот, кто вовлечен в вооруженную борьбу для противостояния оккупации. Если правящий класс разделяет свой народ по этническому и религиозному признаку, подвергает дискриминации, не выдает свидетельства о рождении, запрещает даже входить в правительственные учреждения,  запрещает говорить на родном языке, запрещает проводить свадьбы и похороны в соответствии с их культурой, не предоставляет бесплатное медицинское обслуживание и обязательное образование, запрещает приобретать собственность, то это может привести к протестам и вооруженной борьбе и во всем мире это будет называться «вооруженной борьбой», а восставшие будут определяться как «партизаны» (2). Тем не менее, на данном этапе у РПК нет никакого правового и логического обоснования для возобновления атак в регионе. В настоящее время РПК не заинтересована в разрешении курдской проблемы. Более того, РПК сама стала препятствием на пути решения курдской проблемы и превратилась в значительной степени в инструмент манипуляций международных и региональных акторов.

Будущее Европы тесно связано с судьбой Турции

Как известно, Турция является демократической страной, которая одновременно противостоит ДАИШ, РПК и ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена). Несмотря на принятие РПК в список террористических организаций, США и ведущие европейские страны снабжают ОНС (Отряды народной самообороны) и ПДС (Партия «Демократический союз») оружием, что сильно беспокоит Турцию. Помимо этого, существует проблема появления в столицах некоторых западных стран новых ячеек ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена). Более того, несправедливая критика исходит от США и Европы в отношении действий правительства Турции в ходе последних событий в стране. К примеру, западные страны обвиняют Турцию в нарушении свободы прессы и нанесении ущерба демократии, из-за уголовного расследования газеты “Джумхуриет” (Cumhuriyet) и ДПН. Однако ошибочно приравнивать ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) или РПК к политической оппозиции. Оппозиция не изъявляет свое мнение посредством попытки переворота или использования террористов-смертников. Подобные действия характеризуются службами безопасности как “террористические”. Если бы турецкий народ не откликнулся на призывы Президента Эрдогана и не остановил бы танки в ночь на 15 июля, то сегодня Стамбул был бы похож на Алеппо, а Анкара – на Мосул. Организаторы этого переворота продолжают прятаться и жить под защитой США и некоторых европейских стран. К сожалению, существуют союзники Турции, которые игнорируя опасность для демократии предоставляют убежище членам таких организаций. Подобная ситуация неприемлема для Турции (4).

В частности, напряженность в отношениях ЕС и Турции усилилась и перешла на более высокий уровень. К примеру, министр юстиции Германии Хайко Маас заявил, что беглые прокуроры ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) не будут выданы Анкаре, а канцлер Ангела Меркель ужесточила свою позицию против Турции. Она заявила, что «операция против газеты “Джумхуриет” (Cumhuriyet) несовместима с принципом верховенства права и что Германия сильно обеспокоена по данному поводу", поставив вопрос о свободе прессы в центр переговоров между ЕС и Турцией. В ответ Президент Эрдоган также ужесточил свою критику по отношению к Германии, заявив, «На самом деле мы обеспокоены вашей ситуацией. Вы пособничаете терроризму. Угроза терроризма вернётся и ударит, как бумеранг. Никаких ожиданий от Германии у нас нет, но вы будете осуждены историей за подстрекательство к терроризму. Германия стала убежищем для террористов ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена)». Подобные заявления могут иметь далеко идущие политические последствия для обеих сторон. Неудивительно, если вопросы поддержки терроризма и ущемления свободы прессы в скором времени послужат причиной расторжения договора об отмене  визового режима и возвращения беженцев. Таким образом, возможно некоторые европейские страны воспользуются предлогом ущемления свободы прессы для начала дискуссий об отсрочке вопроса по беженцам до конца 2018. В этой связи, если процесс освобождения от виз не завершится до конца года, Анкара может расторгнуть договор по беженцам. Таким образом, есть вероятность того, что проблема беженцев выйдет из-под контроля и станет кошмаром для европейских политиков (1).

Однако следует отметить, что судьба Европы тесно связана с будущим Турции. Несмотря на приостановку и блокирование переговорного процесса, общие интересы Турции и ЕС должны способствовать уменьшению такого напряжения. Существует много сфер, где интересы ЕС и Турции тесно сходятся, к примеру, экономическая интеграция, проблема с беженцами и судьба беженцев, вопросы безопасности, а также влияние сложных российско-американских отношений на Европу. К тому же важно отметить, что стабильность в Турции очень важна для предотвращения прихода к власти ультраправого движения в Европе, что отрицательно повлияет на стабильность региона. Важная ответственность по прекращению удручающего состояния дел ложится в основном на Германию. К сожалению, позиционируя себя лидером по решению проблемы с беженцами, Меркель и правительство Германии так и не смогли до конца решить данную задачу. На сегодняшний день Германия противостоит Турции в связи с поддержкой ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена)  (5) (1).

В обозримом будущем усилится критика Европейских стран в отношении верховенства закона и свободы слова в Турции. Для Турции важно ясно и четко высказать свою позицию по вопросам демократии, борьбы против фашизма и терроризма. Действительно, ни ЕС, ни США не осознают всю важность угрозы нависшей над Турцией в результате попытки переворота 15 июля 2016 года. В контексте РПК и ДПН правительству Турции следует пояснить мировому сообществу каким образом РПК саботировала процесс  "Демократического решения курдской проблемы". РПК и ФЕТО (Террористическая организация Фетхуллаха Гюлена) используют возрастающие антикампании по поводу авторитаризации режима Эрдогана и его правительства в качестве инстумента продвижения собственных политических интересов. Поэтому в рамках эффективной программы текущее состояние дел в Турции должно быть раскрыто ясно и детально. Борьба с терроризмом является жизненно важным вопросом для Турции. Эта борьба должна осуществляться не давая возможности террористическим организациям влиять на общественное мнение и создавать террористические кампании.

 

Список литературы

(1) Burhanettin Duran, “HDP bu noktaya nasıl geldi”, Sabah, 5 Kasım 2016.

(2) Nihal Bengisu Karaca, “Gerilla mı, terörist mi”, Habertürk, 5 Kasım 2016.

(3) Soner Yalçın, “Terörün iki yüzü”, Sözcü, 4 Kasım 2016.

(4) Mehmet Barlas, “İttifak, dayanışma gibi kavramlar anlamlarını yitirdi”, Sabah, 6 Kasım 2016.

(5) Taha Akyol, “Aman dikkat”, Hürriyet, 5 Kasım 2016.

 


* Перевод с турецкого на русский Амирбек А., PhD; Манаткызы А.

[1] После всеобщих выборов в Турции в июне 2015 года члены РПК устроили серию подрывов транспортных средств, захватили строительные площадки, в 2015 году устроили теракт в городе Суруч, а также боевики РПК убили двух турецких полицейских в городе Шанлыурфа. После всех этих событий турецкие ВВС начали наносить удары по позицииям ДАИШ и РПК. 24-25 июля антитеррористические группы задержали несколько лиц, в том числе и корреспондентов, по обвинению в членстве РПК, РНОП-Ф (Революционная народно-освободительная партия-фронт) и  ДАИШ. Позже были начаты операции, более известные среди общественности как «баррикадные операции». Основной причиной баррикадных операций является хранение оружия и боеприпасов РПК в районах Сур, Джизре и Нусайбин в ходе процесса «Демократического решения курдской проблемы».

[2] Социалистическая партия угнетенных (СПУ), основателем является Фиген Юксекдаг. В 2010 году Фиген Юксекдаг стала первым председателем СПУ. СПУ является партией МЛКП, в то время как ДПН – партией РПК (3).

 

Мнение, высказанное в этом блоге личное мнение автора, не отражает официальную позицию института.

Теги: Турция, Политика, РПК, ДПН

Author

  • Директор

    Невзат Шимшек

    В 1994 г. Невзат Шимшек окончил Университет Анкары, завершив обучение на кафедре государственного управления факультета политологии. В 1998 г.